Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог? - Конфуций

Прежде смерти не должно умирать. - Народная мудрость

Общая теория медитации


Пытаясь постигнуть смысл старинных восточных трактатов, мы почти никогда не можем понять эти тексты адекватно потому, что говорим с их авторами на разных языках. Перевести слова восточного трактата еще не значит передать его смысл, но наши переводчики об этом, как правило, забывают, стремясь к наиболее возможной дословности перевода. При этом нередко утрачивается практический смысл руководства, поскольку об этой части работы с текстом теоретик не думает, а практик, к сожалению, не может понять его дословный перевод.

Привожу пример: выражение "намылить шею" в русском языке означает кого-либо обругать, побить. В японском языке оно означает признать свою неправоту и быть готовым искупить ее ценой своей жизни. Это следует из обычая, по которому попавший в немилость самурай вынужден был совершить харакири, дабы доказать чистоту своих помыслов. При этом обряде ему, как правило, помогал друг, срубавший голову после вспарывания живота, чтобы избавить от долгих мучений. Поэтому перед церемонией харакири считалось необходимым хотя бы намылить шею и живот, чтобы не умирать, подобно свинье, в грязи. Английское выражение "пройдись в моих туфлях" переводится на русский совсем другими словами: "стань на мое место" или "попробуй побыть в моей шкуре". Т.е. при переводах обращать внимание следовало бы, преимущественно, на смысл всего текста, чего переводчики, не имеющие практического опыта, сделать не в состоянии.

Так и то, что на Востоке понимают под понятием "медитация", и обо что спотыкаются многие наши любители, способен, и более того, умеет делать каждый человек, независимо от его религиозной принадлежности.

Термин "медитация" впервые был применен к восточным психотехникам отцами-иезуитами, попавшими на Восток и столкнувшимися там с практикой Дхъяны или Чань. Имея широко разработанную практику умственных упражнений (meditatio - лат. "размышление"), канонизированных преподобным Игнатием Лойолой, они сочли восточную практику чем-то схожей с католической схоластикой. Впоследствии оказалось, что здесь больше различий, чем сходства, однако привычка употреблять слово "медитация" сохранилась до сих пор.

На Востоке "дхъяна" означает не что иное, как "готовность", "внимание", "осознавание", но в отличие от западного термина имеет гораздо более широкий смысл. Дхъяна может присутствовать в любой деятельности. Ее часто определяют еще как "созерцание". Но, учитывая сложившиеся привычки, мы в дальнейшем будем использовать термин "медитация".

Итак, медитация - это состояние полного внимания к малейшему сигналу и вместе с этим способность восприятия каждого такого сигнала одновременно с другими. Состояние медитации подразумевает также возможность одновременной обработки поступающих данных и постоянной коррекции программы действий в соответствии с ними.

В любом виде деятельности необходимо понимание сути происходящего, четкий расчет и максимальное управление процессом, а также высокая чувствительность к возникновению любых возможных нарушений и вмешательств, полная готовность на них отреагировать. Эти качества необходимы как в рукопашном бое, так и в ловле рыбы или игре в теннис.

Любой процесс осуществляется посредством превращения каких-либо энергий. Кинетической энергии мяча и ракетки, импульса распрямляющейся ноги и т.д. Так, тонкая и чувствительная рапира при усилии всего 500 грамм пронзает насквозь свиную тушу, пробивая при этом лопатку. А более мощную дубину такое усилие даже не сдвинет с места. Так же точно сокрушительный размашной свинг боксера-тяжеловеса можно поставить рядом с молниеносным и точным тычком пальца тщедушного старика-ушуиста. Разрушительный эффект, производимый этими действиями, будет абсолютно разным, но конечный результат - победа - один и тот же.

Разные формы воздействия требуют разных затрат энергии, связанных, прежде всего, с перемещением разного количества массы. Здесь существует забавный парадокс: с точки зрения силы выгоднее задействовать большую массу, но чем она больше, тем труднее ею управлять в процессе ее движения. Многие стремятся нарабатывать скорость и силу, - но при этом признают, что важна не скорость, как таковая, а реакция. "Как же наработать скорость реакции?" - звучит один и тот же наболевший вопрос. Самое смешное, что ее и не надо нарабатывать. Реактивность человека поистине фантастична. Максимальная частота прохождения нервного импульса равна 55 импульсов в секунду - это частота слияния мельканий. Хватит? Глаз реагирует на количество света в 5 - 6 фотонов, палец ощущает вес в десятые доли грамма.

Почему же, обладая такой чувствительностю, мы не успеваем вовремя прореагировать на атаку противника, скорость которой в десятки раз ниже той, которую мы способны воспринять? - Потому, что задав двигательную программу телу, не успеваем ее изменить в необходимые для ответной реакции сроки. Чем большее количество массы "запущено" в удар, или другое движение, тем труднее будет изменить направление ее полета. Это значит, что для быстрой реакции необходимо, чтобы ударная масса была как можно меньшей. Чем легче управлять - рапирой или дубиной?

Любители "врезать" посильнее могут сказать, что быстрый удар не нуждается в корректировке, и если большая масса будет лететь с большой скоростью; то это само по себе гарантирует нужный эффект. Сравним, однако, время, за которое набирает скорость эта "дубина", со временем, необходимым для рапиры. Очевидно, что меньшая масса разгоняется быстрее, т.к. обладает меньшей инерцией. Следовательно, при одновременном старте дубина опоздает нанести свой удар, а рапира достигнет цели.

Далее, время торможения или изменения траектории большой и малой масс также несравнимы. Из этого всего следует вывод, что пока будет длиться один удар дубины, рапира может совершить несколько атак, причем в самых разных направлениях. Кто-нибудь может сказать, что рапира, несмотря на свою эффективность в атаке, вряд ли сможет остановить удар дубины, которая, таким образом, все равно достигнет цели. На это следует вопрос - а зачем его останавливать?

Здесь огромную роль играет соотношение веса оружия, т.е. двигающейся ударной массы и опоры, т.е. массы, остающейся в покое, чтобы обеспечить необходимое движение.
 

Страница: 1 | 2 |

Просмотров: 9193



Copyright © 2009-2017 www.ВоинДуха.ru Программная поддержка - www.softout.ru


  Rambler's Top100

Разделы