Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог? - Конфуций

Прежде смерти не должно умирать. - Народная мудрость

Затруднениях во внутренней жизни

Борьба начинается лишь тогда, когда Вечный Человек после долгого ряда опытов настолько разовьет в себе разум (la mental), что может между смертью и рождением во время пребывания в низшей части плана Разума (La plan mental - небесная сфера, христианский рай, индусский Деван) обозревать и сравнивать результаты своей земной деятельности. Тогда он замечает некоторые опыты, которые принесли больше страдания, чем удовольствия, и приходит к решению, что лучше избегать их повторения. Он смотрит на них с отвращением и заносит это отвращение на скрижали своего Разума (la mental), замечая в то же время и другие опыты, давшие ему больше удовольствия, чем страдания. Когда он возвращается на землю, он приносит с собой все эти наблюдения под видом скрытых наклонностей Разума, и когда чувственное “я” устремляется на какой-нибудь привлекательный предмет, намереваясь таким образом начать снова ряд опытов, ведущих в результате к страданию, вечный Человек, хотя слабо, но протестует, и другое “я” - действующее как разум, дает почувствовать, что эти опыты вызывают в нем отвращение, и он не желает им подвергаться. Протест этот так слаб, а желание так сильно, что здесь еще нельзя говорить о борьбе. Долго сдерживаемое чувственное “я” тотчас подавляет слабые протесты непокорного мыслящего “я”, но когда удовольствие окончено и следом за ним являются плачевные результаты, то непокорное “я” снова возвышает голос, и слышится его жалоба: “ведь я же тебе говорил”, и в этом первый шаг к раскаянию. По мере того, как жизнь следует за жизнью, разум укрепляется все более и более, борьба между “я” и чувственным “я” мыслящим становится все горячее, и в переживаниях развивающегося человека повторяется раздирающий вопль христианской мистики: “В членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего” (Ап. Павла к Римлянам, Гл. 7, стих 23).
Война становится еще ожесточеннее, когда решения человека, усваиваемые все прочнее и прочнее его разумом в период деваканической жизни, являются уже врожденными идеями при следующем рождении и усиливают мыслящее “я”. Тогда оно, отдаляясь от страстей и желаний, смотрит на них как на нечто чуждое себе и отказывается им повиноваться, но наследие всего долгого прошлого на стороне прежнего тирана, а впереди еще долгая борьба с переменным счастьем. Сознание, ослепленное многосторонней деятельностью, легко впадает в прежнее заблуждение относительно множественности жизней, но с другой стороны оно уступает контролю человека и принуждено следовать по пути, начертанному его решениями. Таким образом, воля человека направляет силы сознания, действующие в высших проводниках, тогда как направление сил сознания, действующих в астральном теле (тело страстей и желаний) определяется большей частью привычкой. Воля, управляемая ясным и точным рассудком, указывает на возвышенный идеал, единственно достойный осуществления; низшая же природа совсем не хочет осуществлять его и остается перед ним в дремотном состоянии; она не только не видит в нем желанной красоты, но ее даже отталкивает его строгий вид, полный чистого, возвышенного достоинства.
“Препятствие в том, что я не хочу”. Мы не хотим делать того, что в лучшие наши минуты сами решили делать. На низшее “я” сильнее влияют приманки настоящей минуты, чем принятые к сведению результаты прошлого, влияющие на высшее “я”, истинная же трудность для нас в том, чтобы почувствовать, что инертное и деспотичное “я” низшей природы не есть наше настоящее “я”.
Как же преодолеть эту трудность? Как из того, что мы признаем высшим, создать себе постоянное и самосознающее “я”?
Пускай никто не падает духом, если мы скажем, что это изменение составляет вопрос нашего роста и не может произойти в одно мгновение. Человеческое “Я” не может одним единственным усилием подняться из младенческого возраста в зрелый, как не может наше тело в одну ночь изменится из детского во взрослое. Хотя закон постепенного роста и вызывает в нас чувство уныния, так как мы видим в нем препятствие нашему желанию немедленного совершенства, но не следует забывать и другой стороны вопроса, а именно; что зато успех обеспечен и, в конце концов, ничто не может помешать ему; закон, отказывая в чуде, дает нам по крайней мере уверенность.
К тому же мы можем ускорить прогресс, и в нашей власти представить для него наилучшие условия, и затем мы можем довериться Закону и ждать результата. Рассмотрим теперь, какие у нас имеются средства для ускорения прогресса, необходимость которого мы чувствуем, и для перенесения деятельности сознания из низшего в высшее.

Страница: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 |

Просмотров: 21384



Copyright © 2009-2018 www.ВоинДуха.ru Программная поддержка - www.softout.ru


  Rambler's Top100

Разделы