Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог? - Конфуций

Прежде смерти не должно умирать. - Народная мудрость

Борис Никоноров уверен, что на Олимпиаде в Риме и чемпионате Европы в Москве не проиграл



Но все-таки два последних в своей боксерской биографии чемпионата СССР я выиграл: в 65-м в финале снова обыграл уже серебряного тогда призера Олимпийских игр Баранникова, а в 66-ом – Валерия Плотникова.

Впереди была Олимпиада в Мехико, мне в 66-м было всего 27 лет, но с боксом, тем не менее, пришлось закончить. Устал снова по 10 килограммов гонять.

- А вы счет своим боям вели?

- До поры-до времени. Но думаю, что не намного ошибусь, если скажу, что провел около 265 боев, из которых где-то 15 проиграл.

После победы на чемпионате СССР пришел к Николаю Александровичу Никифорову-Денисову, который, помимо того, что был тогда вице-президентом АИБА, возглавлял еще и Центральный совет ДСО «Трудовые резервы», за которые я выступал, и говорю, так, мол, и так, очень тяжело стало вес гнать: уже больше 10 кг – организм с трудом справляется, вода по ночам снится. Он в ответ: «Мы тебе платим деньги за выступление именно в 60 кг. Но раз задумал уйти непобежденным, предлагаю остаться тренером в «Трудовых резервах». А я тогда только институт физкультуры на улице Казакова окончил. «Ну, Николай Саныч, - говорю. – за эту работу вы мне будете платить 120 рублей в месяц, а я сейчас получаю 250…». « Давай так договорился, - предложил он. – Ты уходишь на тренерскую работу, а мы тебе на год оставляем ставку в 250 рублей. А там посмотрим, как у тебя дела пойдут, как будешь справляться…»


Так я стал тренером. «Трудовые резервы» предоставили мне два абсолютно необорудованных зала в Тушине. Я их расчертил, нарисовал схемы: где ринг поставить, где мешки повесить, где – настенные подушки, платформы для пневматических груш установить…ЦС «Трудовые резервы» выделил необходимый инвентарь и оборудование. Все как нельзя лучше в итоге получилось: тот факт, что там потом долгое время сборная СССР тренировалась, сам за себя говорит…

А через полтора года у меня уже было пять победителей юношеского первенства Москвы. Дело пошло. В 1970 году предложили контракт в Болгарии, должность старшего тренера национальной команды. Сначала, правда, речь шла о работе в Африке, но с поездкой туда произошел какой-то сбой. Мне было сказано, что надо будет подождать месяцев шесть-семь, а вот в Болгарию можно отправляться хоть завтра, и я с семьей поехал.

Сначала контракт был подписан на один год, но мне потом болгары продлевали его еще дважды. В итоге вместе запланированного одного года, проработал там три. Мог бы задержаться и подольше, поскольку моими результатами были довольны, но сам захотел домой.

Помимо работы в сборной, много ездил по городам Болгарии, в основном туда, где бокс был, мягко говоря, запущен. Месяц проводил в одном городе, месяц – в другом, месяц – в третьем. Поднимал в регионах интерес к боксу. А в 1972 году на Олимпийских играх в Мюнхене два моих воспитанника поднялись на пьедестал почета. Георгий Костадинов в весовой категории 51 кг стал олимпийским чемпионом, а Ангел Ангелов (63,5 кг) – серебряным призером.

После Олимпиады, на чествовании олимпийцев, где присутствовал Генеральный секретарь Компартии Болгарии Тодор Живков, мне присвоили звание заслуженного тренера Болгарии, наградили медалью «За особые заслуги». В 1974 году, когда я уже уехал оттуда и находился в Москве, прислали еще одну такую медаль, следующей степени.
 

Страница: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Просмотров: 22064



Copyright © 2009-2021 www.ВоинДуха.ru Программная поддержка - www.softout.ru


  Rambler's Top100

Разделы