Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог? - Конфуций

Прежде смерти не должно умирать. - Народная мудрость

Борис Никоноров уверен, что на Олимпиаде в Риме и чемпионате Европы в Москве не проиграл



Реакцию дочери миллионера на все это легко себе представить, но у нее хватило такта ничего «не заметить». С моей мамой она повела себя так, как будто знала ее сто лет…
Появление миллионерши в коммуналке произвело фурор среди соседей, они даже шепотом стали разговаривать. Те, кто не успел увидеть ее в прихожей, нашли повод заглянуть в нашу комнату – кому-то вдруг соль срочно понадобилось, кому-то перец…

- Может, кто-то из них получил спецзадание на той же Лубянке?

- Вряд ли. Ими двигало в тот момент единственное желание собственными глазами увидеть "сумасшедшую" американку, готовую поменять папино богатство на все эти коммунальные удобства. Тем не менее, о своих походах на площадь Дзержинского я не забывал ни на минуту. Более того, когда на следующий день пригласил Дорис повеселиться в компании своих друзей, мне постоянно казалось, что за нами кто-то следит. Провожая ее вечером в гостиницу "Киевская", в которой остановилась американская делегация, даже попросил таксиста сделать несколько кругов вокруг здания отеля. Но «хвоста» никакого не заметил.

- А как же насчет женитьбы?

- Мы договорились до Олимпиады 1964 года этого не делать, а в Токио определиться со сроками. Но, увы, следующей нашей встрече не суждено было состояться, и виной тому стал…мой любимый футбол. У меня были все шансы поехать на вторую в своей жизни Олимпиаду, я готовился к ней, но на сборах, за две недели до Игр, играя в футбол, сломал два пальца на ноге. Играли мы на открытой баскетбольной площадке, и я, сконцентрировав все внимание на мяче, не заметил рядом металлическую стойку, и со всей, как говорится, дури ударил по ней…

Представляете, мое состояние в тот момент! Боль была не столько даже физическая, сколько душевная. Но даже в гипсе продолжал тренироваться: бил по лапам, сидя на табуретке – надеялся еще на что-то. Но на что тут можно было надеяться, если я даже не мог оттолкнуться от настила ринга?

В общем, в Токио в моей весовой категории полетел Виликтон Баранников и стал там вторым. Конечно, что тут скрывать, обидно было страшно, ведь я выигрывал у Виликтона и до, и после Олимпиады…

- А чем закончился роман с Дорис?

- С тех пор перестал получать от нее письма, хотя знаю, что она продолжала писать. Мне об этом сказали Борис Лагутин и Олег Григорьев, которые участвовали в токийской Олимпиаде. Дорис тоже там была, но в качестве запасной сборной США по гимнастике. Ей тогда уже было 32 года и в этом смысле она до сих пор остается самой возрастной американской гимнасткой –участницей Олимпийских игр.

В Токио Дорис отыскала Бориса и Олега, которых знала еще по Риму, и долго выясняла, где я, почему меня нет на Играх, почему не отвечаю на ее письма. А я ведь тоже не переставал писать после ее отъезда из Москвы, но все наши письма, догадываюсь, осели в архивах КГБ.
 

Страница: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Просмотров: 22063



Copyright © 2009-2021 www.ВоинДуха.ru Программная поддержка - www.softout.ru


  Rambler's Top100

Разделы