Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог? - Конфуций

Прежде смерти не должно умирать. - Народная мудрость

Приоткрывая тайны разведки


"Каждый раз я женился на своей Гоар как впервые"


— Геворк Андреевич, а давайте начнем с… женщин. Считается, что разведка — сугубо мужское занятие и представительниц слабой половины в ней единицы.

— Это неправильное суждение. Женщин в разведке много, и они играют особую роль. Им порой бывает легче установить контакт с интересующим нас человеком. Часто в таких случаях моя жена Гоар действовала первой — знакомилась с супругой нужного лица, и это ни у кого не вызывало подозрений. Потихоньку завязывалась дружба между семьями. И получалось, что я с этим человеком на нейтральной почве познакомился и он уже никуда не мог заявить: мол, я к нему подбирался. Вообще всегда лучше работать в паре. Если ты с супругой (как я всю жизнь), к тебе больше доверия. Одному же труднее проникать в нужный круг. Да и вообще ситуаций всяких много было, а мы друг друга поддерживали, могли все вместе обсудить. К тому же всегда важно, что на чужбине с тобой родная душа.

— Бывает, что муж разведчик, а жена понятия не имеет, чем он занимается?

— Нет, в нелегальной разведке такого не бывает. Потому что разведчику приходится часто разъезжать по разным странам, менять место жительства, фамилию. Как это все объяснишь жене, если она не знает, что ты разведчик?

— Когда вы вербовали свою будущую супругу, она сопротивлялась?

— У нее не было никаких шансов. (Смеется.) Я умею находить правильный подход к человеку.

— А какой ключик вы к ней нашли?

— Во—первых, ее брат был уже завербован мной и входил в мою группу. Во—вторых, я знал ее с 13 лет. Мы дружили, вместе гуляли. Между прочим, она была единственной девочкой в нашей компании. А потом Гоар подросла, и я в какой—то момент понял, что она готова к работе в разведке. К тому времени ей было 16 лет.

— Вы сначала влюбились, а потом завербовали или наоборот?

— Когда вербовал, я еще не был влюблен. А потом все произошло как—то само собой. В какой—то момент мы оба потеряли голову. С тех пор не расстаемся.

— Знаю, что вы четыре раза женились на Гоар. Наверное, это было нелегко — всякий раз играть роль молодоженов?

— Очень легко и ужасно приятно. А вообще это ведь было необходимо по работе. Каждый раз в разных странах для подтверждения легенды мы регистрировали брак будто впервые. Я испытывал все ту же бурю эмоций. И потом я часто говорил ей: спасибо, что снова и снова произносишь у алтаря "да".

— А она за все это время ни разу не пожалела, что стала женой разведчика?

— Никогда ни она, ни я не пожалели, что связали свою жизнь с разведкой. Если бы не судьба, Гоар, наверное, стала бы преподавателем (ее тянуло к этой профессии). Ну а я даже не представляю, кем мог бы быть.

— По долгу вашей работы какие профессии вам приходилось осваивать?

— Главным образом одну — коммерсанта. Это легче, потому что можешь свободно передвигаться, становишься вхож в разные круги. Я сперва маленькой коммерцией занимался, потом оптовое дело появилось. А супруга была домохозяйкой.

— Часто меняли имена?

— Мы трижды меняли все свои данные, включая гражданство. И всегда боялись столкнуться с теми, кто знал нас под другими именами. Это же грозило провалом. Но таких встреч не всегда удавалось избежать. В моей жизни было несколько опасных моментов. Однажды мы с супругой оказались на благотворительном вечере. Мы не любили ходить на такие массовые мероприятия, но тут не смогли отказать. А пригласил нас не кто—нибудь, а полковник—цэрэушник, с которым мы дружили. Я говорю Гоар: "Зайди в зал, посмотри, кто там". Вот так всегда — женщин всегда первыми на минное поле посылаем. (Смеется.) Она вернулась и говорит, что узнала там даму, с которой мы были знакомы года два, когда жили в одной из стран Дальнего Востока. Не виделись мы больше 20 лет, но она наверняка бы нас узнала, бросилась бы с криком "Георгий", а я в то время был Томом. А тут еще полковник все время рядом крутится... Он бы сразу все понял. Что делать? Тут жена все взяла на себя. Схватилась за бок и застонала: боль жуткая, пойду посижу в машине. Цэрэушник: "У нас комната отдыха есть, сейчас доктора приведут". Но Гоар в ответ: "Нет, вы лучше откройте машину, я немного там побуду, боль пройдет, и я вернусь". А на том приеме был еще американский епископ.




Полковник бросился к нему: мол, иди помолись за женщину, может, поможет. Тот, бедный, десять минут изо всех сил молился — а Гоар только “хуже”. Ну, мы извинились и уехали домой, ни у кого не вызвав подозрений. Другой случай произошел в Ереване в 1970 году. Идем мы с женой, а сзади кричит кто—то. Оборачиваемся — подбегают наши английские друзья, которых мы знали много лет назад и я даже крестил их сына. Эти очень хорошие люди сами по себе были не опасны, но через них нас могли заподозрить вражеские агенты. Наши друзья — в слезы: “Куда вы пропали?! Мы вас столько лет ищем, думали даже, что вы в авиакатастрофу попали, вы ведь не те люди, чтоб не написать”. А как писать?.. Тут мы с Гоар начали придумывать, что она операцию перенесла, то да се. В этот день нам пришлось уже как иностранцам переселиться в другую гостиницу. В Ереване тогда мы с нашими друзьями неделю пообщались. Уезжали они со словами: "Надеемся, что больше вас не потеряем". Ну, конечно, "потерялись" опять. Куда деваться—то? Но в 2007 году в Москву приезжала внучка Черчилля, чтобы лично поблагодарить меня за то, что я спас от смерти ее деда. Все это в английских газетах на следующий день расписали, напечатали фотокарточки наши с подписями: "советские разведчики". А эти наши друзья жили в Лондоне. Они там открывают свежую газету — и нас, пропавших, видят. Тут же вышли на связь с пресс—бюро СВР, попросили помочь найти нас. Я сказал коллегам: пусть дадут наш телефон — теперь—то чего скрываться? Они сразу позвонили, а через неделю приехали в гости. С тех пор мы постоянно поддерживаем связь. Вот недавно в Ереване вместе отдыхали. Они без конца повторяют: "А ведь мы даже не догадывались, что вы разведчики!"

— От женщин и любви мы потихоньку перешли к дружбе. Разве у разведчиков бывают друзья? Ведь постоянные переезды и тайны не самая подходящая почва для дружбы.

— Конечно, бывают. И профессия этому не помеха. В Союзе у нас были друзья, и мы их за все эти годы не потеряли. Как дружили 60 лет, так и продолжаем, будто и не пропадали на десятилетия. И за границей у нас всегда были друзья, где бы мы ни жили. Мы их искренне любили и плакали, когда расставались.



Одна из четырех свадеб четы Вартанян



Страница: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |

Просмотров: 19273



Copyright © 2009-2021 www.ВоинДуха.ru Программная поддержка - www.softout.ru


  Rambler's Top100

Разделы