Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог? - Конфуций

Прежде смерти не должно умирать. - Народная мудрость

В самом начале 44-го пришла очередь Алексея Григорьевича отправляться на передовую




Из десяти мальчишек, ушедших в 44-м на фронт из каргопольской деревни Часовина, домой вернулись только трое. Среди счастливчиков оказался и удивительный человек Алексей Григорьевич Семянников. Военную форму он надел в 16, а в 17 у него за плечами были уже освобожденный Львов, Варшава и день Победы, встреченный на германской границе у Одера.

Алексей Григорьевич говорит, что весть о начале войны в деревню принесли женщины. В то время радио было только в конторах сельсовета и председателя колхоза. Старики, те, что помнили еще гражданскую, начали причитать во весь голос, а буквально через несколько дней всех, кто был в силах, начали ставить под ружье.

Отца Алексея Григорьевича призвали в первые дни войны. За ним ушел старший брат, потом второй, третий... Дома остались лишь престарелые бабушка с дедушкой, мать, Алеша, да две младшие сестры.

- Просыпались мы утром, чуть только солнце встанет, и за работу. Боронили, пахали, делали все, что просили. Взрослых-то рабочих рук не хватало... Придешь домой с поля, и покушать нечего. Мать у нас корову держала. Она по кружке молока нальет (коров кормить тогда нечем было, так что надоя практически никакого), две лепешки даст и все. А лепешки знаете из чего?

Вот березы напилишь для печки, опилок соберешь, мать его разомнет руками, просеет через решето и в муку. Все перемешает и печет. Поешь, на крыльце посидишь у дома, есть хочется, а нечего. А завтра снова на работу... Так и жили, - вспоминает ветеран.

Вскоре в дом Семянниковых одна за одной стали приходить похоронки. Сначала на старшего брата, потом на среднего. В след за похоронкой на третьего брата с фронта вернулся отец. Его комиссовали. Сидя в болотах по пояс в воде, он отморозил себе ноги и уже не мог ходить.

В самом начале 44-го пришла очередь Алексея Григорьевича отправляться на передовую. Его и еще девять мальчишек из их сельсовета отвезли сначала в районный центр, потом в Няндому. Там посадили в поезд и отправили в Калугу, в специальный центр для обучения.

- Мы пробыли там три месяца. Изучали оружие - винтовку, пулемет, прошли строевую подготовку. После нас отправили на границу, в Закарпатье. Сняли с нас обмотки с ботинками, переодели в зеленую форму, сапоги и стали мы молодцы-пограничники, - с улыбкой вспоминает Алексей Семянников.

Первое время жить пополнению пришлось в палатках. Казармы еще не было. Она появилась чуть позже, когда из той местности, где стояли пограничники, за границу сбежал зажиточный крестьянин. В России у него остался большой двухэтажный каменный дом. Его-то и отдали пограничникам под заставу. А когда дом осматривали, после побега хозяина, в нем нашли склад с вином, колбасами и всевозможными продуктами. Солдаты такого изобилия отродясь не видели. Но начальник заставы строго настрого запретил что-либо даже трогать - продукты могли быть отравлены.


Страница: 1 | 2 | 3 |

Просмотров: 7519



Copyright © 2009-2021 www.ВоинДуха.ru Программная поддержка - www.softout.ru


  Rambler's Top100

Разделы