Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог? - Конфуций

Прежде смерти не должно умирать. - Народная мудрость

Азато и Итосу


«Случайность, конечно, но у мастеров Азато и Итосу имя было одно: Ясутсуне. Внешне они являли собой полную противоположность. Азато – высокий, широкоплечий, с острым, пронзительным взглядом. Вылитый буси древности. Итосу был среднего роста, с мощным торсом. Его силуэт больше всего напоминал бочонок. Он носил усы и бороду. Но все равно лицом был похож на тихого, послушного ребенка.


Руки Итосу были необыкновенно сильными. Выпив немного, Азато и Итосу часто устраивали поединки по армрестлингу. Азато проигрывал всегда, даже если пускал в ход обе руки против одной руки друга. Перед тем, как сдаться, Азато бурчал: «Остается одно...» И он быстро сбрасывал руки Итосу, и два пальца правой руки летели и останавливались в доле дюйма от глаз друга. Объясню. Армрестлинг Окинавы отличается от этого вида борьбы в Токио. Локти не имеют опоры. Соперники скрещивают запястья, сжимают кулаки тыльной стороной вниз. Форма та же, что и при внутреннем блоке предплечий.


Легендарная сила рук Итосу была, скорее, даром природы, который, конечно же, развили регулярные тренировки. Вот что произошло однажды в районе Тсудзи города Наха. Район славился развлекательными заведениями. Мастер Итосу решил скоротать вечер в одном из ресторанов. Он уже входил в двери, как вдруг какой-то парень выскочил из темноты и с резким криком «кийа» нацелился ударить Итосу в спину. Мастер мог легко увернуться, но не сделал этого. Он напряг мышцы торса так, что кулак хулигана будто угодил в каменную стену. Тот закричал от боли и удивления и собрался было удрать. Не тут-то было: мертвая хватка Итосу уже легла на запястье парня. Он чувствовал силу мастера и даже не пытался освободиться – берег кости. Парень едва дышал от боли. Пот выступил на лбу и тек по лицу.


Итосу даже не повернул головы. Он шел в ресторан и тащил за собой парня. Вошел в зал, сел за столик, велел перепуганной официантке принести еды и вина. Когда выпивка была на столе, мастер левой рукой взял бокал, а правой развернул трясущегося от ужаса бандита лицом к себе. Итосу отпил немного, взглянул на парня, улыбнулся и сказал: «Не знаю, что ты имеешь против меня. Выпить хочешь?» Потеряв от стыда дар речи, молодой человек низко поклонился.


Тело Итосу было так накачано силой, что казалось неуязвимым. Он мог выдержать удар любой силы и не обнаружить при этом признаков боли или травмы. Расскажу еще об одном случае. Жил тогда в Окинаве некий молодой тренер каратэ. За ним тянулась дурная слава любителя уличных драк. Чтобы проверить свою силу, он высматривал на улице одинокого прохожего и провоцировал драку. В один «прекрасный» день ему в голову пришла глупейшая мысль: «Все твердят о неимоверной силе Сэнсэя Итосу. Проверим. Если я подстерегу его и нападу внезапно со спины, он ничего не сможет сделать». И парень стал ждать удобного случая.


Однажды он выследил Итосу, когда тот поздно возвращался с вечеринки домой. Юноша подождал, когда мастер приблизится, подкрался сзади и молча ударил Итосу в самое уязвимое место на спине. Мастер даже не пошатнулся и шел себе, как будто ничего не случилось. Парень попытался ударить его в бок. Итосу мгновенно схватил его запястье и крепко сжал. Рука у молодца онемела. Еще бы. Мастер легко разбивал одной рукой толстую бамбуковую палку. Пленник еще пытался как-то сопротивляться свободной рукой. Но, само собой, зря: Итосу попросту не обратил на это внимания.


В отчаянии юнец закричал: «М-мастер. Простите меня». Итосу шел неспеша. Через минут пять раздался его спокойный голос: «Кто ты?» «Меня зовут Сабуре», – был ответ. Тогда мастер, наконец, повернул голову и посмотрел на беднягу: «Сабуре, значит? – Итосу усмехнулся. – И зачем, Сабуре, ты так шутишь со стариком?» С этими словами он отпустил руку молодого человека и отправился дальше. Конец истории очень характерен для мастера Итосу.

«Рисунок боя у Мастера Азато был совершенно выдающийся, своеобразный. Равных ему в Окинаве не было. Меня, несомненно, вела фортуна: я подружился с его старшим сыном. И я лишь могу благодарить судьбу за то, что среди моих жизненных наставников был великий мастер каратэ Ясутсуне Азато.


В социальной иерархии Окинавы главенствовали два клана – Удон и Тоноки. К клану Удон принадлежали владельцы поместий, феодалы, равные по знатности дайме Японии. Тоноки – наследственные главы городов и деревень. Их приравнивали к классу семайе (землевладельцы средней руки и мелкое дворянство). Через несколько лет после начала реформ Мейдзи (1868) место самураев занял класс сизоку. Выше их были только дайме, ниже – среднее сословие и простолюдины.


Владением мастера Азато была деревня Азато, расположенная между Нахой и Сури. Азато и другой большой мастер каратэ – Итосу – дружили с детства. Благодаря рекомендации Азато его друг был назначен на должность личного секретаря императора. Сам Азато пользовался наибольшим доверием императора среди офицеров. В должности адъютанта императора он был скорее его советником по политическим и административным вопросам.


В начале реформ Мейдзи, когда жителям Рюкю предстояло решить, кого они будут поддерживать (то ли хранить верность сегуну Токугава, то ли подчиниться импер! ской власти), точка зрения Азато была твердой: островитяне должны сотрудничать с новым правительством. В годы реформ он остался верен себе: одним из первых мастер расстался с длинными волосами и вихром на голове, древним символом гордости и мужественности японцев.


Позже он стал атташе и советником дома Се, много лет прожил в районе Токио Кодзимаки, где близко общался с выдающимися людьми того времени. Думаю, владеть мечом Азато научился в школе Дзиген. Он блестяще обращался с этим оружием. хвастовство было совершенно чуждо мастеру, но порой он шутил так: «Если станет вопрос жизни и смерти, и придется взять в руки меч, не сомневаюсь, что сумею его удержать... Эта шутка обернулась реальностью в схватке с мастером Канна, знаменитым бойцом кэндо. Канна атаковал прямым ударом острейшего лезвия, Азато отбил нападение одной рукой и полностью обезвредил противника. Канна Ясумори был известным «буис» (бойцом). В Окинаве словом «буси» называли не только самураев. Его значение было шире: «буси» означало «человек, искушенный в бусидо», т.е. «познавший Великий Путь Воина».


Мастер Канна прекрасно знал китайскую и японскую классику. Его ценили и уважали, как человека высокой эрудиции. О его физической силе ходили легенды. Плечи были такими огромными, что казалось, у него нет шеи. Люди шутили, что плечи у Канна в два этажа. Это был мужественный, бесстрашный человек, большого боевого духа, что бросалось в глаза сразу. Он напоминал шаровую молнию, окруженную пульсирующей аурой. Странно, что когда такой человек выходил на бой с мастером Азато, он выглядел как-то беспомощно. Канна нападал снова и снова, но каждый раз безуспешно. Азато без видимых усилий отбрасывал и побеждал соперника.


Позже Азато объяснил мне это так: «Человеческая натура бывает трех основных типов – цельная, противоречивая - глубокая. Канна – человек цельный. Ему нет равных в мужестве и бесстрашии. Он подавляет противника. Такое впечатление, что заглатывает его. Чтобы противостоять человеку цельной натуры, надо быть либо противоречивым, либо глубоким от природы. Когда Канна стоит перед соперником, он поглощен одним – нападением. Если противник хоть чуть-чуть приоткрывается. Канна не выдерживает и атакует. Он уже не думает о том, кто победит. В результате побеждает не он». Мастер Азато дал мне много бесценных советов. Я помнил его слова всегда. «Думай, что вместо рук и ног у тебя четыре меча. Ими можно ранить, а можно и убить одним касанием». Эти слова обретают больший смысл для того, кто видел Азато в бою. Как-то его попросили объяснить значение и показать удар иппон-кен. Азато быстро встал и сказал: «Нападай на меня». Тот, кто спрашивал, сделал, как велели. В удар он вложил всю силу. Мастер ушел от удара, легко развернув тело, нанес иппон-кен по руке нападавшего, а следующий удар направил в солнечное сплетение. Все движения Азато были молниеносными и точными. Противник ничего не успел сообразить, не то что отбить удар мастера. И худо было бы парню, не останови Азато кулак на расстоянии тоньше пергаментного листа от его тела. Тот удар стал бы смертельным. Обливаясь холодным потом, ученик смог прошептать: «Я все понял, спасибо». Когда парень снял верхнюю одежду, я увидел, что на руке, куда пришелся удар Азато, прямо на глазах растет огромный синяк.


Я был единственным учеником мастера. По крайней мере, других я не знаю. Даже старшего сына Азато каратэ учил его друг, мастер Итосу. Как-то Азато сказал мне: «В древности люди понимали, как трудно учить и растить собственных детей. Тогда было принято меняться детьми. Их образованием и воспитанием занимались родители из других семей. И наоборот. Я научу тебя многому. Прошу тебя, передай все, что узнаешь от меня, моему сыну».


Несомненно, больше всего о каратэ я узнал от мастера Азато. Впрочем, не только о каратэ. Меня всегда поражало, как хорошо он знает все обо всех мастерах боевых искусств, достойных звания «буси». Он знал все: имя, адрес, у кого учился мастер, его возможности физические и интеллектуальные, сильные и слабые стороны. Азато говорил мне: «Если на тебя напали, не важно, когда, где и как. Важно знать, КТО, каков у него характер, какова сила, в чем он силен, в чем слаб. Если ты знаешь все это, можешь не тревожиться за себя. И еще. Всегда стоит знать, кто достоин твоего внимания. «Знать врага и знать себя – вот секрет победы», – помни об этом». Эти слова обрели иное звучание, когда молодец по имени Киндзо Дзиро, любитель нападать на прохожих, избрал очередной жертвой Азато. Парень, правда, не знал, на кого покушается. Не стану рассказывать, чем все закончилось. Вы и так догадаетесь.


Просмотров: 3631



Copyright © 2009-2022 www.ВоинДуха.ru Программная поддержка - www.softout.ru


  Rambler's Top100

Разделы